DARK FORUM
Главная | На окраине земли - Тёмный форум | Регистрация | Вход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: trems, DanLAGUNA 
Тёмный форум » DARK LAGOON » Книги tremsa » На окраине земли
На окраине земли
tremsДата: Пятница, 2007-02-16, 0:38 AM | Сообщение # 1
Покрикун
Группа: Модераторы
Сообщений: 110
Репутация: 2
Статус: Пока меня нет
На окраине земли.

Да. Это было именно на Окраине земли.
Не там, где солнце сливается с горизонтом. Не там, где тундра и непролазный бурелом. Не там где люди живут в юртах и едят то, что поймают. На Окраине земли даже не слышали о том, что есть кто-то, кого называют чукчами, а про непролазный бурелом вообще говорить не стоит. Что это такое, местным жителям даже не объяснить. Они не видели ничего, кроме бесконечных вспаханных полей, на которых изредка прорастала убогая морковь.
Окраина земли, это то, что осталось от городка, названия которого никто не помнил. Село, деревня, поселение, все эти общепринятые названия никак не подходили к десятку домов, что были раскиданы за километр друг от друга.
Просто Окраина земли. По близости не было дорог, не было электричества. По правде сказать, это никого не волновало. Каждый человек здесь привыкал к этому еще с пеленок. Все, что тут было, это поля, морковь да домики.
Именно на этих полях, между островков морковной ботвы любили играть дети. Да, даже в таком гиблом месте, лишенном перспектив есть дети. Дети есть везде, и, может быть, это надежда на спасение......
Во что они тут играли? Да они сами не знали. Названия у игры не было. И потом, какое может быть название у игры, в которую играют ночью. Современные родители могут ужаснуться: как же мол, детям нужно спать ночью, а не играть в странные игры черте где, без присмотра и защиты!!! Родители, не забывайте, это Окраина земли, и все самое страшное давно живет в городах, под вашим же собственным боком. Просто приглядитесь повнимательнее и закройте свои рты.
Игра напоминала собой смесь "Сломанного телефона" (если это название кому-то о чем-то говорит) и "В какой руке" (про эту игру давно все забыли, скорее всего). Играли в нее строго по правилам; ведущий должен спросить игрока, в какой руке находится предмет у водившего. Если игрок не угадывал, то становился ведущим, а предмет незаметно передавался кому-нибудь, как в "Колечке". Все это происходило под считалочку, которая постоянно менялась, так что приводить ее целиком бессмысленно. Правда, там было два ключевых слова; устал и камень. Устал - имелось в виду, что считалочка заканчивается, а камнем обозначался предмет, который передавался из ладони в ладонь. Не всегда этим предметом был камень. Это могло быть что угодно. Даже дешевой сережкой.
В эту ночь дети как всегда собрались на середине поля, между островками морковной ботвы. Они развели костер и, что бы ветер не убил огонь, обложили его камнями. Небо напоминало то самое распаханное поле, где и сидели в кружке четверо детей.
Облака цепляли землю своими рваными краями, а между ними пробивался слабый лунный свет, похожий на разбавленный молочный коктейль. И уж совсем редко луна показывала свой бок. Только тогда, когда облака разрешали ей это. Откуда-то издалека ветер доносил шум листвы, вырывая его из огромного оврага где-то на западе. Иногда мимо детей проносились гудки машин, или, по крайней мере, нечто похожее.
В доме с южной стороны появился свет. И тут же погас.
- Сегодня жуткая ночка! - проговорил мальчишка лет двенадцати. - Вы знаете об этом?
- Тебя послушать, так каждая ночь жуткая! - сказала рыжая девчонка. Она положила на землю старую пуховую подушку и села.
- Говори как хочешь. - Сказал мальчик. Он поправил кепку и оглядел друзей. - Сегодня именно эта ночь. Так говорит мой отец. А он поумнее ваших.
- Это он так говорит? - спросил паренек. Его пухлое лицо дернулось в усмешке, а глаза пробежали по окрестностям.
- Так и есть.
- Слушай, Кепель, может хватит? - спросила его девчонка лет тринадцати. Она сидела на доске, сложив по-турецки ноги. Ее звали Света. Но для друзей она была Неженкой. - Мы пришли сюда играть, а не обсуждать достоинства и недостатки наших родителей.
Кепель усмехнулся и сказал:
- Ладно. Но я прав. Вот увидите. Кто водит?
- А мы не считались. - Сказала девочка, что сидела на подушке.
- Так начинай, - предложил пухлый паренек. - Ты взяла?
Девчонка покопалась в кармане джинс и выудила оттуда медное колечко. За тем она положила его на дощечку посреди круга, который образовали дети, и начала считалочку, при каждом слове указывая на игроков.

Жил был парень на селе
Он ходил навеселе
Никогда не горевал
Камни в поле доставал
Но однажды вымок весь
И вселился в него бес
Камня больше не достал
Потому что подустал!

Ее палец остановился, указывая в грудь паренька, с пухлыми щеками.
- Вот черт! - сказал он и быстро схватил кольцо.
Ветер все дул, гоняя высохшую ботву и разнося шорох листьев, что шумели в далеком овраге. Тучи пробегали мимо, изредка останавливаясь и пялясь на детей посреди поля. Иногда капли дождя падали на булыжники вокруг костра, но дождя не было.
- Кто ведущий? - спросил Кепель. - Давайте я?
- Пожалуйста. - Ответила Женя, та, что с рыжими волосами. Ведьмочка. Так называли ее дети.
- Хорошо, - он снова поправил кепку, покряхтел (так делал его отец, когда собирался произнести длинную речь. Чаще это было в начале осени, когда люди собирались обсуждать урожай), и сказал. – Ну что, Ведьма, в какой руке?
Она посмотрела на Колю. Булка, так звали паренька с пухлыми щеками. Он держал кулаки за спиной, а глаза устремил в небо.
- В какой руке? - повторил Кепель. В голосе слышалось нетерпение. Правильно, кому хочется быть просто ведущим, а не игроком!
Ведьмочка молча сидела и только глаза ее расширялись. Кожа стала бледной, но в ночной темноте это было не так заметно.
- Ну ты, рыжая - конопатая!!! - прокричал Кепель. - Ты когда-нибудь откроешь свой паршивый рот?
Ведьмочка вздрогнула и подалась назад.
Ей послышалось?
Или он действительно сказал это? Но ведь так говорил с ней...
- Обычно тебя не заткнуть! - продолжал он. - А тут ты молчишь!
Слезы закрыли ей глаза. Темнота вокруг стала мутной, расплывчатой, дергающейся.
- Ты прекрасно знаешь, - продолжал он сладким голосом, - что я терпеть не могу, когда ты начинаешь плакать. Ты ведь это знаешь?
Ведьмочка кивнула, но со слезами поделать ничего не могла. Ужас наполнил ее и расплескался вокруг, издавая противный запах плесени и сырой земли. Напротив нее сидел не мальчишка, но ее отец... Ее мертвый отец. Именно так он разговаривал с ней, пока не отдал концы от похмелья. Пусть мама и говорила, что он умер "от сердца", но она-то знала - он умер по тому, что во время не опохмелился.
Она вскрикнула, когда отец посмотрел на нее. Так он смотрел на нее перед тем, как.....
- Нет, папа, я не хочу... Мне опять будет больно... - прошептала она. Но это не действовало тогда, когда он был жив, так почему же будет действовать сейчас?
- Тогда будет просто, - ласково проговорил отец. - Мать узнает, куда ты дела ее золотую цепочку. А самое главное – ей станет известно, что ты сделала с куклой, которую она подарила тебе на Новый год, - он улыбнулся своей проклятой, самодовольной улыбкой. - Помнишь? Ты сожгла ее там, - он указал куда-то налево, - возле туалета.
Это была чистая правда. Но она не могла поступить по-другому, потому, что всем сердцем ненавидела эту куклу. Ее пластмассовые ноги иногда шевелились, пухлые, искусственные губы двигались, и Ведьмочка слышала ее голос в голове. Кукла уговаривала слушаться отца. Однако Ведьмочка помнила, какая радость была на лице матери, когда та дарила куклу. Помнила, как светились ее глаза, как дрожали ее тонкие, белые пальцы - а понравиться ли дочурке подарок? Но в памяти осталось и то, как за спиной матери стоял отец и улыбался чему-то своему.
Да. Она сожгла эту куклу: отчасти из-за этой его улыбочки. Но была еще причина: кукла заговорила по-настоящему.
- Но папа... - Ведьмочка всхлипнула. - Я боялась эту куклу.
- Что она бормочет? - Спросил Булка. На его лице появилось недоумение. - Кто-нибудь может разобрать?
- Иди сюда, малышка. - Сказал отец, и протянул руки. Запахло перегаром. Из желудка к горлу подкатила мерзкая, горькая жидкость и Женя поняла, что ее вот-вот вырвет.
- Ведьма блин!? Ты будешь играть? - Кепель то и дело поглядывал на поля.
- НЕТ!!!!!!!!! - выкрикнула она и откинулась назад, так, будто кто-то толкнул ее.

Кепель осмотрел друзей, подняв брови вверх. Неженка скривила губы, говоря что, мол, у меня нет слов. Булка лишь дернул плечами. Было видно, что разговаривать никому не хочется.
Ветер дул с прежней силой, не замедляя и не увеличивая скорости. Его уже ни кто не замечал. Ровно, как и скрипучего звука в одном из домов. Звука, который издают старые доски.
- Будем дальше играть? - спросил Булка. Он поежился, глядя на Ведьмочку. Она вся сжалась, губы шевелились, а глаза напоминали белые дыры.
- А у тебя есть предложение получше?? – Кепель то и дело косился на девочку с рыжими волосами, пытаясь разобрать по губам слова. – Я не знаю, что там с Ведьмой, и проверять не собираюсь. Давайте играть, глядишь, она и отойдет.
- В самом деле. – Неженка поежилась. - Как вы думаете, с ней все в порядке?
- Ничего страшного, - заявил Кепель. - У них в семейке все "того". - Неженка покосилась на него. - Что? Разве не так? Помнишь, как ее папаша бегал с палкой по всей округе и звал на помощь какую-то пятую роту?
- Ладно. - Неженка махнула рукой. Все равно переспорить его не представлялось возможным. - Давайте я поведу.

 
tremsДата: Пятница, 2007-02-16, 0:41 AM | Сообщение # 2
Покрикун
Группа: Модераторы
Сообщений: 110
Репутация: 2
Статус: Пока меня нет
- А мне что, так и продолжать держать это кольцо? - спросил Булка. Оно тяжелело у него в груди, и тяжесть эта ему не нравилась.
- Давай сюда. - Недовольно проговорил Кепель и забрал кольцо. Булка с облегчением выдохнул. Но, от одного взгляда на Ведьмочку, мороз опять пробежался по спине.
- В какой руке? - спросила Неженка.
Где-то неподалеку скрипнула доска. Ветер с радостью донес этот звук до его ушей. Сердце замерло, и Булка подумал о том, а пойдет ли оно снова? Он обернулся на звук и застыл. То, что он увидел, походило на кошмарный сон какого-нибудь больного воображения.
Из темноты выезжали доски. Одна за другой, одна за другой, одна за другой. Они приближались и мальчик видел каждую щепочку, торчащую из боков, видел лопнувшую бурую краску и черные дыры на месте отвалившейся. Доски надвигались как нечто неизбежное, нечто невозможное. По две, друг за другом, в длину, Что-то сверкнуло в небе и на миг, на один лишь миг показалось, будто где-то в начале этих досок, где-то в далекой, далекой кутерьме ветра, появился силуэт. Это был кто-то высокий, с длинными руками, тот, кто ходит только по старым, скрипучим доскам. Тот, кого Булка мог бы узнать только по шороху его ветхой, пахнущей затхлостью одежде. Да, именно одежду он видел в своей комнате, когда засыпал. Клочки старой материи всегда валялись у него рядом с кроватью. Иногда это был подол с неровным швом, иногда лацкан воротника, иногда рукав. Таких частей было уже больше пятидесяти. Он боялся считать их, но цифры сами застревали в голове, когда он выбрасывал куски одежды в окно. 69 их было. Потом стали появляться пуговицы. Такие темные, с фиолетовыми разводами. Их было восемь. И вот пуговицы он никак не мог выбросить. Он боялся их, точнее, был от них в ужасе, но, не смотря на это, Булке нравились переливы внутри пластмассы. Они напоминали ему о небе. О том небе, на которое разлили краску. Эти пуговицы он таскал в кармане, в специально сшитом для них мешочке.
Порыв ветра ударил в лицо, и где-то на западе сверкнула молния, осветив то, что ветер принес к его ногам. Булка зажмурился, настолько была яркой вспышка, а когда открыл глаза, то увидел кусочек подола плаща. Это была серая, покрывшаяся плесенью материя. Семидесятая по счету. Без сомнений - последняя. Булка даже не заметил, как рука поднялась к карману, лежал мешочек с пуговицами. Опасения, что их украдут, переросли в страх, а страх в ужас, когда последние две доски остановились в нескольких сантиметрах носков его кроссовок.
Наступила тишина, а через секунду скрип вспорол ее как секирой. Кто-то шел по доскам. Шаг за шагом, шаг за шагом, скрип, скрип, скрип, скрип… Булка хотел было вскрикнуть, но ничего не вышло. Тогда он попытался пошевелиться, но не двинулся с места. Затем зажмурился и застыл. Так он делал дома. И дома это срабатывало. Но что-то подсказывало ему что здесь, посреди поля, внутри ветра, на Окраине земли, надеяться на чудо бессмысленно.
- Кепель, что происходит? - спросила Неженка, когда после многочисленных вопросов Булка так и не открыл рта. Он просто смотрел в сторону, напоминая памятник, который Неженка видела когда-то давно.
Тогда они всей семьей ездили на похороны кого-то из родственников. Она была еще слишком мала, что бы запомнить кого. Но запомнила она другое. А именно - могилу за высоким, кованым забором, возле которой сидел гранитный мальчик. Он прижимал голову к коленям и, точно так же как Булка, смотрел куда-то в сторону. Тогда Неженка спросила маму: "Для чего тут поставили мальчика?"
- Говорят, - ответила мать, - что здесь похоронена женщина, которая подобрала на улице мальчишку, примерно твоего возраста. Воспитала его, и он стал знаменитым скульптором. А когда она умерла, он, в память о ее доброте, установил памятник самого себя. В том виде, в котором женщина нашла его.
- Я не знаю, - ответил Кепель. Он смотрел то на Ведьмочку - она продолжала бормотать нечто нечленораздельное, то на Булку, который, не моргая, уставился влево, будто увидел призрака. - Вот ей Богу не вру! Не знаю......
- Может... - Неженка помолчала. - Может, пойдем отсюда?
- Нет!!!! - Выкрикнул Кепель. Слово выскочило из него так резко и так громко, что он сам испугался. - Нам нужно доиграть!
- С чего ты взял? - проговорила она тихо. Кепель едва расслышал ее слова.
- Мне так кажется... - он замолк, а когда вновь заговорил, голос его дрожал. - Мы ведь всегда доигрывали? Правда ведь? Мы всегда доигрывали и никогда не прерывали игру... – Он сам не понимал что говорит. Что, а главное – зачем. Однако Кепель был уверен, что игру просто необходимо закончить.
Неженка снова посмотрела на Булку и... Увидела не своего друга, а тот памятник. Того мальчика, что сидел на коленях, склонив голову. В памяти, как кадры кинофильма стали всплывать воспоминания. Она стоит одна рядом с могилой неизвестной женщины. А мальчик смотрит на нее, и ... плачет. Ей становиться жалко его. Он выглядит таким несчастным. Его каменные глаза смотрят на нее, а его рот открывается, и из него выскакивают слова. Только это были страшные слова. Совсем не те, что она хотела услышать.
Ветер ударил ей в лицо, здоровенная капля дождя упала на лоб и медленно поползла вниз по лицу. Задержавшись на брови, она упала на ресницы и потекла по нежной коже щеки.
Что он говорил тогда? Она не помнила, но это было не важно. По тому, что он заговорил сейчас. Его голос был тяжелым и злым, совсем не похожим на человеческий. Он ведь был камнем? Не так ли?
- Да, она нашла меня, - говорил каменный мальчик и при каждом движении губ на землю падал гранитный песок с его щек. Он осыпался, обнажая что-то белое, что-то страшное. - И взяла к себе. Добрая, милая старушка, которая никогда и никого не приглашала на чай. Она никогда не сидела у подъезда на лавочке, и никогда не переговаривалась с соседками, облокотившись локтями на перила балкона. Ей было это без надобности. И знаешь почему??
Неженка покачала головой. Ее расширенные от удивления и ужаса глаза не отрывались от белой кожи, что пряталась за гранитом.
- Потому, что у нее был я. - Мальчик улыбнулся. Эта улыбка скорее походила на оскал. Один глаз, освободившись от гранитного плена, сверкнул в темноте, и уставился на девочку, по щеке которой все еще скатывалось слезинка с неба. - И я был ей развлечением. Оооо! - протянул он. - Ты даже не представляешь, как она развлекалась со мной. По всякому. Как хотела! И когда эта старая карга сдохла, я установил ей этот долбаный памятник. Это единственная правда из той истории, что рассказала тебе мать. Но не потому, что мне запомнилась ее доброта. Наоборот, для того, что бы эта чертова старуха всегда помнила о том, сколько горя она принесла в мою жизнь.
Гранит открыл его лицо; это был лысый мужчина, лет пятидесяти. Тусклые, зеленоватые, бегающие глаза сумасшедшего, словно прилипшие к переносице. И искривленные в ухмылке губы.
- Я знаю, эта сука выходит ночью к своей могиле и сидит там, дергая мой памятник за плечи, пытаясь разбудить и попросить прощения. Но что я тебе рассказываю..........
Он вдруг замолк. Лицо вновь стало гранитным.
Ветер пронес мимо сухую морковную ботву. Потом еще одну. И еще. Затем ветер
 
tremsДата: Пятница, 2007-02-16, 0:41 AM | Сообщение # 3
Покрикун
Группа: Модераторы
Сообщений: 110
Репутация: 2
Статус: Пока меня нет
на миг стих, а через секунду его мощный, похожий на штормовой, порыв обрушил на Неженку тысячи сухих листьев, таких, что бывают на старых кладбищах. Из этого вихря вышла старая женщина. Она молча подошла к памятнику сзади, и не увидела, как улыбнулся мальчик. Кусочек гранита едва не отвалился с уголков его губ, но он вовремя схватил его языком и удержал на месте.
Кепель смотрел на друзей. Блеснула молния, а за ней незамедлительно последовал раскат грома такой силы, что на миг его оглушило. А когда способность слышать вновь вернулась, то все обычные, привычные звуки исчезли. Кепель услышал совсем не то, что должен был. Ни раскатов грома. Ни порывов ветра. Ни шелеста далекой листвы.
Ничего кроме голосов. Их было много, и они сливались в жуткий хор, где разобрать слов было не возможно. Голоса впивались в мозг, растворялись и появлялись вновь вновь: дребезжали, пытаясь заговорить стекла в старом доме. Скрежетали, пытаясь хохотать ржавые гвозди в досках на полу. Кто-то нашептывал песнь черепам в заброшенных склепах.
- Иди сюда, девочка моя!!! - шептал мужской голос.
Кепель повернулся на голос и увидел Ведьмочку: она сидела напротив с ужасом глядя на мужчину. Он тянул к ней свои искривленные артритом, или временем руки и шептал так ласково, что Кепель сначала не понял, почему в глазах девочки застыл ужас.
- Ты же знаешь, дочка, что папа не причинит тебе вреда. Папа никогда не причинит вреда своей дочке. Это было бы не правильно. - Он не говорил. Он пел. - Но ты можешь доставить папе удовольствие. Помнишь, ммм, мням-мням!
Он приближался к ней медленно и его руки уже коснулись ее плеч, когда Кепель различил всхлипывания и обернулся.
Плакал Булка. Его круглое лицо стало красным от слез. Глаза были закрыты. Он дрожал всем телом.
- Пожалуйста, не подходи ко мне. - Рыдал он. Кепель увидел старые доски и фигуру в темных тряпках. Тот, кто прятался за этим рваньем, сидел на корточках и прилаживал кусок недостающего подола огромной блестящей иглой, в ушке которого не было нитки.
- Мне осталось не долго, - проговорил он. - А когда я разделаюсь с одеждой, мне понадобятся пуговицы, которые ты украл у меня. Те, похожие на небо. Небо, на которое разлили краску. Ты отдашь их мне? Или будешь по-прежнему жадным мальчишкой?
- Эти пуговицы мои... - простонал Булка. Он все не открывал глаз. Он был похож на скомканное белое одеяло, которое могло говорить и трястись. - Это мои пуговицы! - и вдруг он открыл глаза и заорал. - Зачем ты оставил их?? Ты потерял их!! Я их нашел!!!! Они мои!!!
Тот, кто прятался за тряпьем, поднялся во весь рост и расхохотался так, что никакой гром не мог перекрыть этого жуткого смеха. Все еще хохоча, он направился к Булке. Его глаза блестели от слез, но Кепель разглядел еще кое-что: отчаяние. Хотя такого слова он тогда не знал. Потянуло копотью и чем-то еще, схожим по запаху с пропавшим сыром. Он отвернулся, но тут же пожалел об этом, по тому, что увидел картину, из-за которой едва не потерял сознание.
На его глазах мужчина лет пятидесяти одной рукой душил старую женщину, а другой держал за подбородок Неженку. Ее перепуганный взгляд бегал с мужчины на старушку и обратно. Казалось, что она силиться что-то понять, но не может и просто тупо таращится на происходящее, попискивая, как мышка. Мужчина говорил и говорил, и с каждым словом его голос становился все громче и громче:
- Смотри!!! - рычал он. - Смотри!!! Твоя мамаша вешала тебе лапшу на уши!!! Эта старая тварь превратила меня в монстра, в убийцу. В дегенерата! И от всего этого мне никогда не избавиться!! Даже после смерти!! Я точно знаю!!! У меня даже могилы нет! Даже памятки, что жил такой-то, такой-то!!! Только материалы следствия под тремя замками секретности!!!
- Сынок! - шептала старуха. - Это не так уж плохо!!! Ты ведь всегда был не против!
- ДА!!! - рявкнул он. - Я боялся вновь оказаться на улице! Хотя может, так было бы и лучше!!!

У Кепеля закружилась голова. Он огляделся вокруг, и вдруг все стало другим. Все стало белым. Везде был свет, а рядом с его кроватью сидели две женщины и массивный мужчина в очках. Их лица были взволнованны, и, может быть, напуганы.
- Доктор!! - выкрикнула одна из женщин. Ее голос показался Кепелю знакомым. Да и лицо... – Где он, черт возьми! Доктор! У него снова припадок!!!
В белой комнате показался человек в халате. За ним вошла девушка лет двадцати пяти. В ее руках был шприц. Постепенно Кепель начал вспоминать что произошло. Сначала по одному моменту, потом воспоминания потекли как ручей. Он почувствовал кровь на губах - кровоточил нос. Такое бывало с ним каждый раз, когда случались эти... припадки? Нет. Пожалуй, это было кое-что похуже.
- Всем выйти! - скомандовал доктор.
Две женщины и мужчина молча вышли. Но Кепель захватил краем глаза то, что сделала одна женщина. Она улыбнулась ему на прощанье, но то была улыбка жалости и снисхождения.
Его покорежило.
Когда лекарство подействовало, и Кепель успокоился, в палате никого не осталось. Тогда он достал из-под подушки то, что оставила та женщина. Это была записка. Короткая, но здесь и не нужно было много слов.

Сашенька! Кепель!

Все мы говорим тебе спасибо. Говорим, и будем говорить всегда, когда будем просыпаться среди ночи не от кошмарных воспоминаний, а от плача наших детей. Спасибо тебе, миленький. Ты всегда будешь в наших сердцах.
твои друзья на веки; Коля (Булка), Женя (Ведьмочка), Света (Неженка).

"Да, - проскочила в его голове мысль. - Но, я буду вечно видеть эти кошмары. То, что произошло в ту ночь. То, что досталось мне от вас. На Окраине земли".

КОНЕЦ

27 ИЮНЯ 2005 Г.

 
DanLAGUNAДата: Суббота, 2007-02-17, 1:42 PM | Сообщение # 4
трындыл
Группа: Модераторы
Сообщений: 456
Репутация: 3
Статус: Пока меня нет
помоему я это уже читал? smile ты его переделал что ли?

читаю пустоту
 
tremsДата: Понедельник, 2007-02-19, 11:00 PM | Сообщение # 5
Покрикун
Группа: Модераторы
Сообщений: 110
Репутация: 2
Статус: Пока меня нет
а я не помню, читал ты его или нет... Ты вот мне скажи, как тут анонс сделать... Скоро доделаю новый рассказик. Вот, думаю анонс зафингарить))
 
AdministratorДата: Пятница, 2007-10-12, 3:59 PM | Сообщение # 6
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 52
Репутация: 1
Статус: Пока меня нет
Читал
Странные игры у детей, маленько запутанный рассказик


главный робот
 
Тёмный форум » DARK LAGOON » Книги tremsa » На окраине земли
Страница 1 из 11
Поиск:

Сегодня у нас были
Самые активные участники
Copyright MyCorp © 2017 Хостинг от uCoz